Свято-Троицкая церковь

Церковь Свято-Троицкая - объект культурного наследия регионального значения.

Было время, когда Свято-Троицкая церковь носила совсем другое имя – Никольская. С таким именем ее освятили в 1916 году. И жила церковь под опекой своего небесного покровителя – святителя и Чудотворца Николая – до конца двадцатых годов.

Старожилы утверждали, что еще раньше на этом месте тоже был толи храм, то ли часовня, только это строение сгорело, и тогда начали возводить деревянную церковь. Правда, в документальных источниках такой преамбулы обнаружить не доводилось, зато названий у этой церкви встречалось не мало: кроме Никольской еще и кладбищенская, единоверческая или православно-старообрядческая, монастырская.

Все эти определения небезосновательны. «Кладбищенская» эта церковь потому что вокруг нее действительно было кладбище. Второе название характеризует то направление в православии, которого придерживались ее прихожане. А монастырская она потому что, была при ней женская обитель во имя Тихвинской иконы Божией Матери. Хотя статуса монастыря община так и не получила, поскольку годы ее становления и жизни пришлись на время воинствующего атеизма – условие, мягко говоря, не самое благоприятное для расцвета монастырей.

Прихожан в единоверческой Никольской было, по сравнению с другими храмами, немного. По сведениям административного отдела окрисполкома на 1 апреля 1928 года их насчитывалось всего 348 человек.

Вообще-то, число это совершенно нормальное и для того времени, и для этого особенного храма. Во-первых, вместимость закаменской церкви небольшая. Во-вторых, не нужно забывать, что эта церковь, хоть и православная, но, если так можно сказать, «узкого направления» – единоверческая. А в-третьих, монастырские церкви вообще нередко «проигрывают» по численности перед обычными приходскими, поскольку монастырские службы долгие, не каждый решиться их выстаивать.

Тем не менее, эти вполне закономерные численные «показатели» понимались атеистическими властями по-другому: церковь пустует, влачит жалкое и даже нищенское существование, а вокруг нее бегают дети, которые вполне могли бы здесь заниматься.

И разворачивается соответствующая работа. Устанавливаются рейды проверок численности прихожан. Формируется общественное мнение.

Впервые закаменскую церковь прикрывают в апреле 1926 года. Второго апреля составлен акт обследования кладбищенской Никольской церкви, резюме которого гласит: здание признать безопасным, как новое, но церковь закрыть впредь до производства ремонта, под расписку о недопущении служб. Выпускались статьи: «На собраниях, созываемых инициативой ячеек ВКП (б)», «не одна сотня златоустовских рабочих высказывалась за передачу под школу церкви, находящиеся в Закаменке. Горсовету надо поторопиться с разрешением этого дела, так как всякая затяжка с вопросом влияет на активность рабочих…» – бьет в набад пресса. Последняя фраза газетного выступления недвусмысленно говорит о том, что организаторам трудно долго держать массы в напряжении, устают они от праведного гнева. Городской совет собрал все необходимые материалы для возбуждения ходатайства перед вышестоящими инстанциями о передачи монастырской церкви под школу. На заседании златоустовского окрисполкома от 26 апреля 1929 года ходатайство было удовлетворено, а вскоре это постановление утвердил и Уралсовет.

Была ли в церкви устроена школа – не известно. Во всяком случае, ни в газетах, ни в документах того времени, не было материалов об открытии или работе школьного учреждения по этому адресу.

В 1939 году здание бывшей монастырской церкви было переоборудовано под клуб. Но вскоре и он перестал действовать.

Закаменскую церковь открыли вновь в войну, когда до победы еще оставался долгий год ожидания. В документах зафиксировано, что «в Златоусте официально зарегистрирована и функционирует с апреля 1944 г. одна православная Свято-Троицкая церковь». (Договор о передаче здания общине подписан 5 апреля 1944 г.). Однако отделывать церковь и по-настоящему обустраивать начали уже после войны. Тут нельзя не упомянуть художника Сергея Николаевича Кондратьева, по эскизам которого выполнен иконостас нынешней Свято-Троицкой церкви, устроены хоры и купол. Водителями ему в этой совершенно незнакомой работе стали настоятель храма о. Тимофей и церковный староста Сыромолотов. Они ему и подбирали всю тематику и образцы, какие можно было найти в то время, и с которых он со всем тщанием «срисовывал сюжеты».

А что насчет переименования храма? Почему вдруг Никольская церковь стала Свято-Троицой? Точного, подтвержденного документальными источниками, ответа нет. Однако ясно, что с закрытием Никольской церкви закончился в Златоусте период развития православного старообрядчества или единоверия.